main

БУСЕЛ

БУСЕЛ (Бабушкины сказки) 

Галина Клемпач

Мой отец служил в далекой степи Казахстана. Для военнослужащего поездка на Родину во время отпуска – святое дело. Поэтому мы с семьей каждый год ездили в Белоруссию. Первым делом мы ехали в Слободку к папиным родителям. Это была большая деревня. Добротные дома располагались по обе стороны от дороги на протяжении не менее трех километров. Вокруг домов красовались яблони, а за околицей на длинных полосках земли виднелась картофельная ботва.

Папу воспитывали две женщины: мама и тетя. Родительская семья бы-ла очень большая, а у тети детей не было, поэтому еще мальчишкой, мой отец перебрался к ней. Там было вольготнее, да и сытнее. Звали бабушек Гарпинка и Аксинка, а миру Агриппина и Аксинья. Запомнились они мне в длинных до пола юбках с большими передниками и с белыми платочками в крапинку на голове. Гарпинка была бойкой и скорой на руку. То она возле печки, то в огороде, то уже с соседкой последние новости обсуждает. Аксинка же была более сдержанной, гостеприимной, да и в доме у нее всегда был полный порядок.

Первые мои воспоминания о деревне связаны с парным молоком в большом оцинкованном ведре и яйцами в огромной миске; с большим деревянным столом на огромных ножках и широкой скамейкой вдоль стены; с запахом печки и смешными котятами. Я была настоящей «почемучкой». Мне было все интересно: как доят корову, где куры прячут свои яйца и зачем этот стол надо скоблить ножом.

Помню, однажды, я напросилась «на лен» (на сбор льна). Меня отговаривали, так как погода было жаркой, дорога длинная, а работа тяжелая. Но меня это не останавливало, и этот день я ждала с нетерпением, постоянно интересуясь, когда же, наконец, мы пойдем «в поле».

И вот этот день настал. Баба Аксинка и еще несколько женщин из соседних домов собрались у колодца. Коров уже выгнали, всю скотину накормили, и можно было идти на работу. Мы пошли гуськом по проселочной дороге. Ранним утром идти было легко. Коленки бежали впереди меня. Повязанный мне на голову белый платок то и дело сползал то на нос, то на затылок. Но я была рада новым неизвестным впечатлениям и мне это совсем не мешало. В руках каждая женщина несла серп и маленькую сумочку с нехитрой едой. Сначала все шли быстро и шумно, но потом постепенно растянулись и все смолкли. Пожалуй, кроме меня. Я постоянно одолевала бабушку вопросами. Да что, да где, да когда…

Бусел по белорусски - "аист"

Как и предупреждали, путь был не близким. Сначала через поле, по-том лесом, а когда шли по краю болота, увидели длинноногую красивую птицу. «Познакомься — это Бусел», сказала бабушка, как-будто представила старого знакомого. Не смотря, на мое удивление, она продолжила: «Бусел когда-то был человеком, как и все, жил в деревне, имел свой дом и надел земли. А вот теперь хозяйничает на болоте». Все сказанное я приняла за шутку, но все-таки попыталась выяснить. Оказывается, дало было так.

Давным-давно, когда Бог еще царствовал на земле, он попросил Мужика выполнить одно очень важное дело. Надо было отнести мешок на болото и там его утопить. Но при этом строго настрого приказал мешок не открывать: «Если откроешь, то будешь отвечать по всей строгости. А если выполнишь дело как положено, то получишь вознаграждение.»

Мужик согласился, отнес мешок домой. Свиду тот оказался совсем обычным, достаточно легким и сверху завязан веревочкой. Дома Мужик всю ночь промучился и все думал: «Что же находится в этом мешке и что же он должен выбросить. А вдруг содержимое мешка в хозяйстве пригодиться…?»

Утром, не выспавшись, он потащил мешок на болото. Но любопытство совсем его одолело и предательски шептало: «Я только одним глазком посмотрю, ведь здесь на болоте я совсем один, никто и не узнает». Не справился Мужик со своим любопытством, и перед тем как выбросить мешок все-таки его открыл. И как только он развязал веревочку, из мешка посыпались лягушки, мошки, жучки и паучки. Испугался Мужик, выбросил пустой мешок в болото и бросился бежать.

На следующий день Бог спрашивает: «Выполнил ли ты мою просьбу?». Мужик слукавил, что выполнил, как и обещал. И действительно, мешок то он выбросил. Но, правда, уже без содержимого. И вдруг, откуда не возьмись в этот момент заквакала где-то рядом лягушка, пропищал комар и зажужжали жучки. Бог все сразу понял, и ничего больше не спрашивая, вынес свой приговор: «Ты меня обманул и теперь все лягушки, мошки, жучки и паучки расплодятся в огромном количестве и расползутся по всей земле. Придется тебе отвечать за содеяное по всей строгости».

Заплакал Мужик начал просить прощения: «Отпусти меня с миром. Не нужно мне никакого вознаграждения». Но Бог был неумолим: «Раз ты отнесся к своему делу безответственно, обещание выполнил только наполовину, твое любопытство оказалось сильнее тебя, придется теперь всю жизнь собирать содержимое мешка». И превратил мужика в болотную птицу. С тех пор Бусел ходит по болоту и целый день собирает лягушек, мошек, жучков и паучков.

Бабушкин рассказ сократил дорогу, и мы вскоре оказались на заветном поле, где рос лен. Женщины сразу распределились по полю по известным и привычным для них правилам, и начали работать. Сначала выдергивали колоски и укладывали их рядком вдоль выбранной межи. Потом завязывали их в пучки и чтобы те не упали, ставили их рядом друг с другом. Получался красивый сноп. И так до обеда. Я старалась, помогала, как могла. Собирала колоски по полю и даже научилась их вязать.

Обед в поле показался очень вкусным. Он отобрал у меня остаток сил, и я уснула до вечера. Проснулась от бабьего хохота. Женщины собирались в обратный путь. Не смотря на то, что все меня подбадривали, я плелась по дороге, все время, поправляя спадающий то на нос, то на затылок платок. Сандалии мои запылились и, заплетаясь, мелькали где-то позади меня.

Когда шли обратно мимо болота увидели, как Бусел величаво и гордо на тонких длинных ногах вышагивает по водной глади. Он изредка наклонял клюв в воду, а потом, поднимая его вверх, что-то заглатывал. Я помахала ему рукой, как старому знакомому.

Прошло время. Иногда, в памяти всплывают картинки из детства. К сожалению, давно уже нет бабушки Аксинки. Не знаю, ходят ли теперь бабы «на лен». А вот сказка, как первый урок о человеческих пороках – живет в моей памяти до сих пор.

Наверное, своими вопросами я так всех допекла, что бабушка Аксинка перевела мою любознательность в разряд любопытства и в назидание рассказала мне эту историю… А я рассказала ее вам…

 

 

 

Опубликовать в Одноклассники
Понравилась статья? Расскажите друзьям:
Общайтесь со мной:

Отзывов (3)

Отзывов (3) на «БУСЕЛ»

  1. То, что по-белорусски бусел — это аист, я узнал в далеком теперь 1982-м году, когда первый раз приезжал в Минск к родителям жены с дочерью-первоклашкой. Как обычно в то советское время, в магазинах не было никаких приличных детских книжек на русском языке. А на белорусском хоть что-то было. Купил несколько детских книжек на мове, чтобы читать на ночь с дочкой. Почти все было понятно — белорусский язык за время трех языковых реформ, по-видимому, подвергся интенсивной русификации, так что напоминал диалект русского языка. Только загадочное слово «бусел» в очередной сказке было непонятно нам. Наутро перевернули страницу и догадались, увидев птицу на картинке!

  2. НП:

    Рассказ замечательный! Прекрасный!
    Я бы сказал еще — впечатлительный, так как сразу предстает перед глазами картинка — идет цепочка женщин, а рядом с ней чешет (значит — шагает во всю прыть) девчушка, которая горит желанием помочь женщинам убирать лен.

    Потом картинка уборки льна, а далее как она, умаявшись,
    спит до самого вечера и затем, как она плетется домой,
    постоянно поправляющая белый платок, сползающий
    на нос.

    В середине 50-х годов прошедшего столетия, в СССР часто
    выпускали книжки, сборники — «Рассказы для детей», для младшего возраста, а также для детей среднего и старшего
    возраста.

    Думаю, что этот рассказ — «Бусел», был бы обязательно напечатан, как для маленьких, так и для детей
    среднего и старшего возраста.

Ваш отзыв