main

Моя служба в Чагане. Н.П.Пантелеев

О своей службе в Чагане — Пантелеев Николай Петрович

Пантелеев Н.П.

*

Как я оказался в Чагане.

В августе 1969 года я был призван на службу в ряды Советской Армии на основании принятого в 1967 году нового Закона о всеобщей воинской обязанности, согласно которому офицеры запаса могут быть призваны в ряды Советской Армии для прохождения службы сроком на 2 года.

К тому времени я уже проработал на заводе 2 года, был женат….

Но Родина сказала — НАДО, мы ответили ей – ЕСТЬ!….

В областном военкомате, на мандатной комиссии меня спросили: «Хочу ли я служить в армии»?

Я ответил, что, вообще то я готовился к проектированию и производству летательных аппаратов (моя гражданская специальность 0622 – электрооборудование летательных аппаратов). Но коли Родине нужно, чтобы я послужил, там, где эксплуатируются эти аппараты, то у меня просьба, чтобы я продолжил знакомство с беспилотными летательными аппаратами, управляемыми снарядами… Короче ракетами и   системами их управления, а также  «автопилотами» — то есть тем, чем мне уже пришлось позаниматься.

Меня заверили, что моя просьба будет учтена, и я в новой ипостаси продолжу знакомство с другими типами беспилотных аппаратов, с системами управления ими, автопилотами, расширю свою техническую компетенцию в этом интересном научно-техническом направлении….. Хотя мы все, кто призывался, уже знали, что призываемся в части Дальней авиации, и что будем связаны с обслуживанием самолетов….

Итак, 18 августа мы вылетели в Иркутск, согласно направлению, выданному военкоматом. И думали, что служить будем в Иркутске или, по крайней мере, где-то недалеко от Иркутска.

По поводу Иркутска я должен вот что сказать. Когда в военкомате я узнал, что мне нужно прибыть в Иркутск, для прохождения службы, я очень удивился. Подумал: «ну надо же, буду служить там, где жили мои родители  с 1932 по 1938 год…Где родились две моих старших сестры».

Прилетев в Иркутск, узнали, что мы прибыли в штаб авиационного корпуса, у которого аэродромы вплоть до Владивостока. В отделе кадров корпуса распределение прибывших по аэродромам проходило по очереди. Меня вызвали третьим. Майор, который проводил распределение, спросил меня, где бы я хотел служить и перечислил все гарнизоны корпуса. Я опять, как на мандатной комиссии, высказал свое пожелание, продолжить знакомство с беспилотными летательными аппаратами, при этом заметил, что на мандатной комиссии меня заверили, что такая возможность есть.

Майор посмотрел в личное дело, подтвердил, сказанное мною и сказал, что в таком случае нужно ехать в Семипалатинск. Там один из полков ракетоносный, и  есть подразделение — специальная инженерная служба (СИС) -  по обслуживанию крылатых ракет.

Вот таких примерно... Ракета Х-20- на транспортной тележке ...

И в "полете". Носитель - стратегический ракетоносец Ту-95К, Ту-95КД.

*

Я сразу дал согласие, при этом заметил, что сам я родом из Усть-Каменогорска, а это, можно сказать, рядом.

Кадровик, довольный быстрым выбором гарнизона, сказал, что это лучший гарнизон корпуса, только просил больше об этом никому не говорить. Я заверил его в этом, поблагодарил и вышел из кабинета. Двум своим приятелям- призывникам из Новосибирска, с которыми я прилетел в Иркутск, я все же сказал, что Семипалатинский гарнизон лучший гарнизон корпуса, и чтобы они выбирали Семипалатинск. Но один из них пожелал послужить на Востоке, другой последовал моему совету. Тот, который выбрал гарнизон в Украинке, Амурской области, через год перевелся в Чаган и был несказано этому рад.

В этот же день, в Семипалатинск летел транспортный самолет АН-12, нас включили в полетный лист, и в 6 часов вечера самолет приземлился в Чагане.

Аэродром поразил нас своими масштабами и  количеством тяжелых самолетов. В то время, кроме 2-х полков ТУ-95, временно базировался полк ТУ-16 из Белой, (что под Иркутском), где проводили работы по удлинению взлетно-посадочной полосы.

Ту-16 - это вот ЭТО...

А Ту-95 - ЭТО... фото с сайта http://www.russianengineering.narod.ru/aviation/tu-95lal.htm

*

Приятно удивил и сам поселок Чаган.

Когда нас подвезли на газиках к штабу дивизии, мы вышли из машин, огляделись и увидели не какие-то 5-6 домов, а целый город4-х этажные дома, ГДО, который мог соответствовать дому культуры города со 100-тысячным населением, 3-х этажная гостиница, на улицах людей, как в большом городе, вечером – полное посетителей кафе. Иртыш, на берегах которого я вырос! Действительно, лучший гарнизон….

Чаган при "жизни". Дом офицеров

*

Чаган при жизни. "Бродвей" (улица Ленина)

На следующий, после приезда день, пошли в отдел кадров дивизии, где нас должны распределить по полкам. Направили во второй ракетоносный полк.

На мое желание проходить службу в подразделении специальной инженерной службе (СИС), был дан твердый ответ – в первую очередь комплектование полковых служб, где большая некомплектность в техническом составе -  в том числе в специалистах по обслуживанию автопилотов и курсовых систем. Подразделение СИС  практически  полностью укомплектовано, но если потребуется, то, безусловно, будет учтено мое желание.

За два года службы такой потребности не возникло, да я и сам бы не захотел переходить, мне было интересно служить в техническом составе эскадрильи.

После отдела кадров дивизии, поехали в штаб 2-го полка, в группу авиационного оборудования.

Инженер полка по авиационному оборудованию майор Галочкин Рудольф Алексеевич, рассмотрев наши личные дела, распределил нас по эскадрильям, в соответствие с нашими военно-учетными специальностями – старшими техниками по электрооборудованию: моего напарника в 3-ю, а меня во 2-ю эскадрилью.

Я вежливо сделал замечание, что в отделах кадров корпуса и дивизии сказали, что есть потребность в специалистах по обслуживанию автопилотов, в личном деле даны рекомендации на этот счет, а также было сказано, что в полку будет учтено мое желание.

Майор Галочкин Р.А. ответил, что да, есть свободная вакансия техника по автопилотам и электронной автоматике во 2-й эскадрильи. Но не старшего техника, а просто техника. Оклад на 10 рублей меньше, должность ниже.

Пришлось пояснить, что меня меньше волнует должность  и сколько я буду получать денег. Больше волнует то, какие новые, профессиональные знания я получу на месте службы. В результате спокойных и доброжелательных переговоров я был назначен техником по автопилотам и электронной автоматике во 2-ю эскадрилью.

*****

Инженером этой эскадрильи в то время был майор Коновальчук Иван Демьянович, рассказ которого о своей службе в Дальней Авиации — «Линии моей жизни», размещен на сайте Чагана, в разделе Газета.

Это был настоящий командир — требовательный, принципиальный, прекрасно знающий самолет, отличный организатор работ по безаварийной эксплуатации современной авиационной техники. Не случайно, 2-я эскадрилья в 1970 году была признана лучшей эскадрильей Дальней Авиации. В этом немалая заслуга Ивана Демьяновича, который мог четко поставить задачу перед подчиненными и обеспечить ее выполнение. Имел большой авторитет у технического и летного состава эскадрильи, а также у руководства полка и руководства инженерно-технической службы дивизии.

Под стать ему были его заместитель капитан Наталевич Николай (отчество, к сожалению, забыл), и начальники групп обслуживания оборудования – авиационного, радиотехнического и др.

Мой непосредственный начальник — капитан Варавва Геннадий Михайлович, начальник группы авиационного оборудования, настоящий командир, принципиальный, требовательный, прекрасно знающий свое дело, имел заслуженный авторитет у рядового и летно-технического состава эскадрильи, у руководства инженерно-технической службы полка и дивизии. Кроме того, он был еще и замечательным человеком, чутким, внимательным, который вызывал расположение к нему.

 *****

Вот такие были у меня начальники. Мне просто повезло с ними. И еще бы я отметил одно качество – это их самоотдача и преданность делу, которому они служили.

Как-то заметил, что Геннадий Михайлович достаточно регулярно делает какие-то записи в обычной школьной тетради. Поинтересовался. Оказалось – ведет учет рабочего времени, проведенного на аэродроме.

- Интересная статистика. Ну и как?

- А вот, слушай:

Геннадий Михайлович называет дату и зачитывает число отработанных часов (запомнились только часы): «12 часов, 10 часов, 14 часов, 14 часов, 10 часов» ну и далее, в таких же значениях. То есть 14-и и 12-и часовой рабочий день – было явление ОБЫЧНОЕ.

Если бы их спросить: «любили ли они свою работу, свою службу»? Наверно, они бы просто удивились этому вопросу, наверно, посчитали бы этот вопрос нелепым — «нашел что спросить». Их работа, их служба, являлась их жизнью. Это как дыхание, дышать – значит жить, работать – значит жить. Ну, а можно ли не любить жить?

Жизнь-служба специалистов технического состава, по воспоминаниям Ивана Демьяновича Коновальчука, была не легкой. И я, прослуживший вместе с ними всего два года, могу подтвердить это.

 ****

В составе группы авиационного оборудования несли службу офицеры – капитан Кажокин Евгений, старшие лейтенанты — Афанасьев Владимир, Озоль Владимир, Александрович Константин, Золкин Евгений, а также сверхсрочно служащий старший сержант (прапорщик), фамилию которого уже, к сожалению, не помню.

С ними у меня сложились очень хорошие отношения. Моим напарником по обслуживанию автопилотов и других курсовых систем был старший лейтенант Владимир Озоль. Он числился старшим техником по автопилотам и электронной автоматике, а я просто техником. На первом этапе -  этапе освоения техники, он был моим наставником. А потом, в зависимости от обстановки, решали, кому в первую смену, кому во вторую, встречать или выпускать самолеты, или выполняли какие либо совместные работы по обслуживанию, устранению дефектов пилотажно-навигационных и курсовых систем….

В эскадрильи, кроме меня,  служили и другие  двухгодичники. Двое – старшие техники по силовым установкам с Новосибирского авиационного завода им. Чкалова Кошкин Володя, второго по фамилии не помню. Эдик Окунев – старший техник по авиационному оборудованию (электрооборудование), входил в состав технического экипажа одного из самолетов, из Смоленска. Бердюгин Геннадий – по радиооборудованию, из Барнаула, который переучился на штурмана и летал вторым штурманом.

Через год службы меня назначили старшим техником по приборному и кислородному оборудованию.

***

В начале 1971 года, моего начальника, капитана Варавву Г.М. переводят в ТЭЧ начальником группы АО. Геннадий Михайлович уговаривает меня перейти в ТЭЧ. В марте месяце я перехожу из эскадрильи в ТЭЧ, где в августе и заканчивается срок моей службы.

****************************************************************************************************

Что можно сказать о службе?

Служба шла хорошо. Подготовка самолетов к полетам – проверки аппаратуры, предварительные, предполетные, целевые осмотры, устранение неисправностей. Вроде бы однообразная работа и, тем не менее, каждый раз по-разному. Полеты самолетов… Ожидание их возвращения на аэродром – это особое состояние, вроде спокойное, но с каким-то внутренним, на уровне подсознания, напряжением, которое спадает только тогда, когда видишь приземление самолета, его пробег с торможением по бетонке, потом медленное движение к стоянке и остановку винтов.

Причем, это напряжение было не только тогда, когда самолеты уходили в полет на 7-14 часов, но и тогда, когда летали в районе аэродрома. И оно обусловлено не только чувством ответственности, но и сознанием, а скорее ПОДсознанием, что НЕБО – это ОСОБАЯ СРЕДА, которая не прощает разгильдяйства  и  равнодушия, а требует преданности, профессионализма и любви.

*

На закате... Ту-95

*

И разные рабочие дни: по объему работ, по напряженности, по настроению, по метеоусловиям – 40-градусный мороз с обжигающим лицо ветерком, или изнурительная, почти 40-градусная жара, когда, прикоснувшись к обшивке самолета, можно было обжечься. Бетонка, нагретая до 40 градусов -  как жаром пышущая печь . . .

*****

Помню, в июле 1970-го года стояла сильная жара. Жарища! Полеты были ежедневные. От повышенной температуры, от вибраций при разбеге самолета начали «заваливаться» гиро агрегаты автопилотов, то есть гироскоп не обеспечивает выдерживание вертикали, а указатель горизонта, соответственно, не дает правильных показаний горизонта, что является предпосылкой к летному происшествию. И были случаи, когда агрегаты «заваливались» еще на стоянке, когда уже запущены все 4 двигателя и самолет должен выруливать на старт….

И тут – «на тебе» - отказ автопилота! Ажиотаж жутчайший!

Спецы по автопилотам «на ушах»! Один сразу начинает снимать вышедший из строя агрегат, другой бежит — за исправным. Экипаж самолета, в нагретой до предела кабине, уже в мокрых от пота комбинезонах, сидит и терпеливо ждет, когда, технари проведут замену агрегата, и они начнут выруливать на старт. И технарь в это время, обливаясь потом (х/б комбез, хоть выжимай!), трясущими от напряжения руками, меняет агрегат, контрит болты, штепсельный разъем. Потом, кое-как разогнув, скованную из-за неудобства и напряжения спину, говорит «включайте», вылезает из зоны ремонта, подходит к командиру самолета.

- Ну, КАК?

Тот уже включил автопилот, ждет выхода его на режим. Загорается зеленая лампочка. Командир делает еще несколько проверочных манипуляций.

Потом следует: «ВСЕ, вашу мать»!

Технарь скатывается с лестницы, старший техник самолета с молниеносной быстротой убирает трап, люк закрывается и самолет выруливает на старт. Беглый предстартовый осмотр…, двигатели ревут…, набирают максимальные обороты…, самолет трогается…, разбег…, технари напряженно смотрят, как зачарованные, нос самолета задирается, еще мгновение и ….полный отрыв от бетонки! Ну, все, обошлось!

В каптерке узнают – опять «завал»…..

- ! ! !

…………..

*************************

Еще один случай, в этот же период.

Полеты на ПВО, продолжительностью 7-10 часов.

На ПВО – значит проверка готовности ПВО страны, а также проверка способности экипажей преодолевать ПВО.

Накануне проведена предварительная подготовка самолетов. В день полетов – предполетная. Все было нормально. И вот, когда у самолетов запущены все двигатели, и они готовы выруливать на старт, на одном из них обнаружена неполадка в работе автопилота – «подпалзывание педалей»…. т.е. в нейтральном положении педали движутся, чего не должно быть. Хватаю инструментальный чемоданчик и бегом к самолету, где обнаружен этот дефект в работе автопилота. Настроение отвратительное. Дефект обнаружен не сразу, когда экипаж пришел на самолет и начал проверку готовности аппаратуры, а тогда, когда запущены все 4 двигателя и самолет должен выруливать на старт. Ничего себе, подарочек!

Влетаю в кабину и к командиру. «Что случилось»? Командир показывает движение педалей. «Все ясно. УСТРАНИМ».

Геннадий Михайлович тоже уже в кабине, слышал замечание командира. И лучше меня ощущает напряженность момента – из-за обнаруженного дефекта может быть задержан вылет самолета на задание. И вылет не рядовой, а повышенной важности. И его служба допустила такое.

Я быстро начинаю действовать. Добираюсь до регулировочных потенциометров и начинаю регулировку. Геннадий Михайлович, как посредник, между мной и командиром, подсказывает, в какую сторону крутить потенциометры – по  часовой стрелке или против..

Минута и регулировка закончена, дефект устранен. Теперь зафиксировать движки потенциометров, закрыть крышки лючков и самолет может выруливать на старт.

Но ..! Впопыхах я не привязал к отвертке поводок из толстой рыболовной лески, и не закрепил его на запястье. Попользовавшись отверткой, кладу ее на блок гироскопов. От вибраций отвертка ….скатывается с блока гироскопов и падает в зону зубчатого зацепления поворотной платформ командира огневой установки!

Я похолодел! Геннадий Михайлович, видя мою заминку, спрашивает — «Что случилось»?

Отвечаю: «Уронил отвертку».

«КАК»?

Быстро запускаю руку в пространство, куда упала отвертка и захватываю отвертку только средним и указательным пальцами. Начинаю поднимать руку. Отвертка задевает за выступ и снова падает, теперь еще глубже, чем в первый раз. Теперь бросило в жар!

Уже слышу нетерпеливое: «Ну скоро вы там»?

Быстро беру из ящика магнит, закрепленный на шарнирном штоке, специально предназначенный для извлечения металлических предметов из труднодоступных мест. Но магнит притягивается к зубьям зацепления, к отвертке не может приблизиться. Снимаю куртку, чтобы рука могла максимально проникнуть в зону падения отвертки.

И опять -  только средним и указательным пальцами! — захватываю вращающееся колесико отвертки (противоположный лезвию конец отвертки)… .Замираю на мгновение. Нужно умудриться и зажать отвертку еще и большим пальцем. Но КАК?

Чуть-чуть поднимаю руку, отвертка чуть держится между двумя пальцами, и при-жимаю ее к выступу. Подвожу большой палец и отвертка надежна зажата уже между тремя пальцами и, наконец, в ладони!

Через пару минут самолет выруливает на старт, а мы идем в каптерку, и каждый думает, ЧТО было бы, если отвертку не достали из зоны, куда, она попала….

Во-первых, перенос вылета на более поздний срок. Затем с комиссией вскрывать зону, куда упала отвертка, и извлекать ее. Ну и в финале «разбор полетов», за создание предпосылки к аварийной ситуации и выводы за это.

И еще одно. Летчики не любили, когда перед вылетом случались отказы аппаратуры. Они должны идти в полет в полной уверенности, что все исправно и в поле не будет отказов аппаратуры. Особенно автопилота -  потому что в случае его отказа  вести машину весом  в среднем 140 тонн вручную несколько часов – не подарок…..

Перед вылетом ВСЕ должно быть в порядке... (фото из архива Дмитриевой)

 ********************

Но ВЕСНОЙ... . . … когда степь покрывается изумрудной зеленью…!

День полетов. Отъезд на аэродром в 5 утра. На стоянке самолетов утренняя свежесть, все залито солнечным светом. . , песня обалдевших от радости жаворонков . …. !

Поднимаешься в кабину, привычными движениями включаешь нужные тумблеры, садишься в кресло левого летчика, включаешь автопилот, ждешь выхода его на режим, а сам смотришь через стекло кабины, на расстилающуюся перед тобой изумрудную, ровную, как стол, степь, и думаешь:

- «вот лететь бы сейчас над степью на этой высоте, и созерцать ее такую простую, не броскую, манящую и завораживающую красоту. . . .

Раствориться в этом степном просторе»!

Весна....

 *************************************

Что касается РАДИАЦИИ и последствиях ее действия на здоровье.

 

О том, что в районе Семипалатинска проводят испытания атомных бомб, многие жители Усть-Каменогорска знали еще в середине 50-х годов. А вот о том, КАК влияют эти взрывы на здоровье людей, как действует радиация, каков уровень ее после взрыва бомбы – это оставалось «за семью печатями» -  даже для большинства жителей Курчатова, Чагана, Семипалатинска, которые находились, буквально, «под боком».

Правда, удивляли внезапные смерти, особенно женщин, которые в цветущем возрасте, вдруг начинали болеть, неизвестно какой болезнью, и умирали в течение полугода.

Это сейчас, когда многое стало понятным, можно говорить, можно критиковать за недальновидность, за безответственность, за равнодушие к судьбам сотен тысяч людей.

А тогда перед страной стояла задача защиты страны, народаот возможности атомной бомбардировки. Поэтому и ринулись в НЕИЗВЕСТНОЕ, в создание ядерного щита.

Но постижение всего СОПУТСТВУЮЩЕГО этому процессу, и ПОСЛЕДСТВИЙ, растянулось, к ВЕЛИКОМУ СОЖАЛЕНИЮ! на многие годы. И рассматривать это, вероятно, можно, как ПЛАТУ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА за постижение СВОЙСТВ МАТЕРИИ, ЕЕ ГЛУБИН, ПРОЦЕССОВ, которые могут происходить с материей. Как плату за безопасность страны от угрозы атомного удара.

Не знаю, вероятно, можно так рассмотреть вопрос по радиоактивной составляющей в жизни жителей Чагана, населения Семипалатинской области и районов других областей, прилегающих к ней. Думаю, судить строго, нельзя. Хотя возможно, многие думают иначе.

.....

 *****************************************************************************

Немного о своих корнях, о родителях, о себе.

Корни моих родителей и родственников на Иртыше, точнее на Иртышской казачьей линии, которая проходила от Омска до Зайсана. (Смотреть в Инете: «По Иртышской линии (старинные села нашей области»», «Сибирские казаки –Википедия», «Казаки и русские в Казахстане – Сибирское казачье войско»)

Карта сибирского казачьего войска (на 1910 год) .Фото с сайта http://www.ic.omskreg.ru/~archive/index1.html

*

Я родился в г.Усть-Каменогорске (станица Усть-Каменогорская). Мои родители в старинном селе Снегирево, недалеко от станицы Бухтарминской.

После учебы в институте и 2-х лет работы я возвратился на эту линию — в поселок Чаган -  для прохождения воинской службы -  хотя и краткосрочной.

Должен сказать, что в самом Семипалатинске стоял полк фронтовых бомбарди-ровщиков ТУ-24, в котором служил муж моей двоюродной сестры. Он был кадровый офицер, старший техник по радиооборудованию, она работала в военторге.

Мой дед по материнской линии, с бабушкой, одно время жили в Семиярке (станица Семиярская или Семиярск) -  это на 30-40 км ниже г. Курчатова по течению Иртыша. Моя мать говорила, что дед с бабушкой прожили там 2 года.

Также мать говорила, что они с моим отцом полгода жили в Долони. Вот только не знаю время проживания и почему они там жили.

Так что просматривается некоторая ПРЕДОПРЕДЕЛЕННОСТЬ, можно сказать ЗАПРОГРАММИРОВАННОСТЬ в моем пребывании в Чагане.

В целом же, мы своих корней толком не знаем. На дедушках и бабушках и заканчиваются наши познания.

Отецучастник Великой Отечественной войны, в 1941-м ушел на фронт. Участвовал в параде на Красной площади 7-го ноября 1941 года. Вернулся летом 1945-го.

 ****

В Чагане мы жили на улице Мира в 77 доме, кв. 6. В декабре 1969-го родился сын….

На лавочке у дома по ул.Мира, 77

...

*

 ******************************************************************************

Несколько слов о смерти Чагана.

*

Чаган-2011 . Дом офицеров

Чаган-2011. "Бродвей" (Улица Ленина)

*

В смерти Чагана есть не только объективные факторы, но и некая мистическая составляющая.

Мне кажется, что Чаган находился между двумя Крайностями. С одной стороны любовь к нему -  пусть даже не ярко выраженная, скрытая, внутренняя, молчаливая. Скорее на уровне подсознания. С другой стороны – полное его неприятие, нелюбовь.

У детей тех, кто служил в Чагане — любовь. У их родителей, наоборот – НЕлюбовь….

Могли ли люди, прибывшие из Узина, из теплой, благодатной Украины, любить Чаган, когда их по приказу привезли в степной поселок, где температура минус 40 градусов -  явление обычное? Да еще и атомные взрывы под боком?

Терпели? Да. Но ЛЮБИТЬ? Вряд ли….

Другое дело – ДЕТИ…. Они жили на маленькой территории, лишенной отвлекающих факторов – транспорта, массы людей, городской суеты, шума. Поэтому сосредотачивались на том, что их окружает. А это  — необъятное степное пространство , синий купол неба днем, ночное небо, усеянное звездами, которые не увидишь в городе… .Иртыш … . Причем пространство начиналось, буквально, за порогом подъезда.

*

Неистовый чаганенок на Иртыше...

*

Два разнонаправленных вектора. И приложенные к одному объекту – Чагану. В этом что-то есть….

*

....

*

 **************************************************************

Два года, которые я прожил в Чагане, оставили глубокий след в моей душе.… Не знаю, почему. Может быть тоже какая-то магическая сила.

Часто вспоминаются аэродром, взлеты и посадка самолетов, сослуживцы. Степной простор, синий купол неба. Иртыш. И еще что-то, что не имеет названия.

Последнее время, ТУ-95 стали снова летать на восток и, когда они летят над Новосибирском, я слышу их низкий рокот моторов, который не спутаешь со звуками моторов других самолетов. Я выбегаю на улицу, если это в светлое время суток, и взглядом ищу их в небе. И молю Бога, чтобы он помог парням, летящим в самолетах, выполнения заданий, возвращения домой и встречи со своими любимыми и близкими.

...

 *********

 В материале использованы личные фото Н.П.Пантелеева, фото с сайта  http://bwana.ru/?p=1010, chagan.ru и др.

******************************************************************************************************

 И  еще к сказанному пару штрихов.

О полетах на «Чайку» и аэродромных буднях.

 

* * *

Снова лететь, с двойной дозаправкой,

Туда, где никто нас не ждет,

Где встретят спокойно, но настороженно,

А могут и сбить самолет.

 *

Идем по маршруту, проложенным штурманом,

Судьбу, доверяя движкам,

Также как жизнь и спокойствие Родины,

Было доверено нам.

 *

По гулу движков напряженному судим,

Как протекает полет,

И держит по курсу, надежно и точно,

Помощник наш автопилот.

 *

Летим, полпути уже пройдено,

Цель же, пока, не видна,

Нет ориентиров и внешне не ясно,

Где небо, а где же вода.

*

Перехватчики, видим их прямо по курсу,

Значит, до цели дошли,

Такие же парни сидят за штурвалом,

Пока, лишь противники, пока не враги.

*

Разворот выполняют, слева по борту,

Стремятся зайти под крыло,

Уменьшить обзор, и создать нам помеху,

Чтоб снять не смогли на фото.

*

Штурвал от себя, начинаем снижение,

Все ниже и ниже к воде,

Ну, вот же он! вот он! Авианосец!

В мощи своей и красе!

 *

А нервы, как струны, натянуты туго,

Наконец, наступила пора,

Зачем совершен этот долгий полет,

Зачем мы летели сюда.

"Энтерпрайз" Фото из архива Н.Дмитриевой

*

Над палубой низко прошли, как хотели,

И сразу в набор высоты,

Теперь долететь, возвратиться до дому,

Назад по маршруту пройти.

*

Вторая заправка, проходит нормально,

Летим над своею страной,

И ждем с нетерпеньем, когда приземлимся,

Когда мы прибудем домой.

Дозаправка в воздухе

*

Скоро увидим любимых и близких,

И радость плеснется волной,

Обняв, поцелуем и нежно прижмемся,

Небритой, колючей щекой.

 *

* * *

Обычные летние, лëтные будни,

Обычный рабочий полëтный денек,

Придирчиво-строго готовим машины,

Чтоб точно взлетели в назначенный срок.

Команда на взлет и машины на старте,

Моторами грозно, как звери ревут,

Как будто пред взлетом, сил набирают,

Прежде, чем в синее Небо уйдут.

*

А мы, каждый раз, зачарованно смотрим,

Как рвутся машины уйти в Небеса,

И после пробега, врываются в Небо,

Им же навстречу, плывут облака.

...

*

В материале использованы личные фото Н.П.Пантелеева, фото с сайта  http://bwana.ru/?p=1010, chagan.ru и др.

Опубликовать в Одноклассники
Понравилась статья? Расскажите друзьям:
Общайтесь со мной:

Отзывов (14)

Отзывов (14) на «Моя служба в Чагане. Н.П.Пантелеев»

  1. Сергей:

    мы любили Чаган!

  2. Olga:

    мне кажется, мои родители любили Чаган.Мама — однозначно, у папы, к сожалению, уже не спросишь.

    • Я думаю, что у наших родителей действительно было по-разному… Но также думаю. что те, кто там жил долго, уже не могли его НЕ любить — что бы они не говорили при этом…

  3. Виктор:

    Любили ли мы Чаган? Интересный вопрос. Я, прожив там восемь лет, не могу ответить однозначно. Беспорно, городок у нас был прекрасный, к тому же мы тоже приложили свои старания к тому, чтобы он был еще лучше. Но… Когда я приехал туда с родителями из Белой Церкви, мне все там не нравилось. Еще бы после Гайка, утопающего в зелени, стоящего в глубине старинного парка «Александрии» попасть в пустыню, где не было ни единого деревца. Летом ужасная жара, а зимой не менее ужасный мороз. Но потом мы, своими руками, сажали маленькие тополечки, каждый день поливали их. Труб, стационарной поливочной системы тогда еще не было. Воду таскали в ведрах и битончиках. Но это было только в 1961 году, весной, а летом все школьники занимались на клумбах и выращивали цветы. Это у нас называлось практикой. А вот когда все это выросло и городок стал зеленым, большинству пришлось уезжать на новую Родину. Так что приехавшие после нас попали уже не на пустое место. Они приехали туда, где стоял уже «БОЛЬШОЙ ГОРОД». Так называли казахи наш городок. Вначале ведь не было ГДО, а был клуб с билиардной и буфетом. Это уже позже в том клубе мы, школьники перестилали полы с учителями труда, делали фундаменты и ставили станки и отгрохали прекрасный цех для уроков труда. А деревья возле школы, да и напротив ее тоже сажали мы, школьники. Вот мы и любили плоды своих трудов. Помню после сильной пыльной бури поломались несколько топольков, посаженный нами, так сколько было детских слез и переживаний из за этого, а потом родители выкапывали нговые саженцы на берегу Иртыша и мы, всем домом опять пересаживали новые деревца.

    • «мы и любили плоды своих трудов…. Отлично сказано! По сути действительно — относительно того, что касается быта — то поколение любило то, что создало своими стараниями…. Но тут еще один момент очень интересный получается: ТО поколение обсутраивало Городок, как «родной», изначально при этом ЗНАЯ, что Городок в их жизни — «явление временное»….Ну и получилось что получилось…

      • Виктор:

        Марина, а ты ездила в близлежайшие села, где жили Казахи? У них же в кишлаках, или аулах не было ни одного деревца или кустика, а у нас был не городок, а сад. Деревья, кусты, клумбы и море цветов. А зимой и Дед Мороз, и Снегурочка. Да и катки. Один возле школы, а другой на стадионе. Ну а горка на берегу Иртыша, да и свои горки во дворах, ледяные. А самая первая была у нас во дворе, возле 64 и 65 домов, это уже потом в каждом дворе такие делали.

    • Сергей:

      Да разницы особой не заметил и Узин мне не нравился. Наверное, из-за вздорной училки в узинской школе. На нее, как оказалось, вся школа жаловалась. Ну, и соседство украинцев как-то напрягало, точнее, наше там присутствие казалось неестественным — столько хороших мест в России, а нас занесло каким-то ветром на чужую землю. Не то, что не нравились, но не понимал, зачем мы туда приехали (а до этого в Ригу), где живут другие люди… И зачем с ними «воссоединяться». Охранять их, что ли? Живут же французы и немцы, не объединяясь и борясь за свою независимость? Но это детское впечатление. В школе 24 был кружок юннатов, выращивали кроликов. Ездили в степь сажать и убирать арбузы — потом не возили нас, зараженные участки. Не было дешевых фруктов и овощей, зато привозили китайские яблоки в папиросной бумаге, мандарины… Морозы? Ветры? Степь? Они воспринимались как данность, особенность местности, которой не избежать. Да и занятий в школе и после школы хватало — секции и в школе, и в Доме офицеров. Каток вот — катались в любую погоду. И рядом вечная для нас стройка, где можно было найти всякие полезные для мальчишек вещи — пилки, трубки, точильные круги, обрезки досок… Карьеры — то есть котлованы для новых домов. Степь, в которой ловили коршунят и тушканчиков. Река Иртыш — ну, это всем известно ее значение для жителей городка.

      • Виктор:

        «Да разницы особой не заметил и Узин мне не нравился.»
        Не нравился? Конечно, ведь Вы, как и в Чаган приехали на новое место, где уже до Вас жили «аборигены» со своими правилами, языком и взглядами на жизнь. И в их глазах вы были чужаками, офицерскими сыночками. Вас им надо было унижать. А в Белой Церкви военный городок был еще до войны, да и аэродром там был тоже и авиаремонтный завод. К тому же местным аборигенам туда вход был запрещен. Был КПП и бравые солдаты с карабинами. А у жителей городка были пропуска. К тому же автобус ходил с центра города только до Гайка. И жители близлежащих Фурсов на нем не ездили, знали, что были товарищи Берия, Ежов, Ягода или Семичасный, которые любопытных могли отправить туда, где Тарас Грыгорыч волов пас, или еще куда подальше. А городок был в парке, рядом с речкой Рось, где был даже свой пляж. И были дикие камни, которые сейчас называют Палиевой Горой. И водят туда экскуросии. А мы там гуляли просто так.

        • Сергей:

          Ну и теперь в России много таких ЗАТО — «заколючинсков». В Казахстане городок был довольно таки изолирован от казахского населения и властей, тем более что 6 миллионов русских жило на севере, а 4 миллиона казахов — на юге. Казахский язык в школе не учили… Статус военного городка позволял? Или просто мы не воспользовались своим правом изучать его? Географию, литературу и историю Казахстана нам преподавали. А Абай Кунанбаев сейчас любимый поэт московских оппозиционеров!

    • Сергей:

      После Узина? Ну, к природе мы быстро привыкли… Степь — ковыльная, пойма Иртыша не давала повода ностальгировать по украинской и российской растительности, тем более, что я российской природы до приезда в Чаган и не успел повидать. Вода? Иртыш вместо Даугавы в Риге и прудов в Узине… прекрасный заменитель. Арбузы, дыни осенью… помидоры и огурцы на местном рыночке, молоко казашки носили по квартирам… Рыбалка… И практическое отсутствие местного населения (исключая Долонь и Семена!). То есть мы жили по-хозяйски. Не как в Узине. Школа, правда, имела номер 24, города Семипалатинска, но потом ее, к нашему неудовольствию, начали называть школой поселка Чаган. И учителя были все свои.

  4. alЁ:

    Как Туполев изобрел двойные винты для ТУ-95? В советском кинофильме про Туполева рассказывается, как он с другом в оперном театре придумали двойной винт с вращаюшимися в противоположные строны лопостями и этим мешали женам смотреть спектакль.

    • Виктор:

      Камов тоже придумал двойной винт на своих вертолетах, хотя до него это было придумано Сикорским. Ну а вращение в разные стороны винтов многомоторных самолетов тоже было давно придумано. А в кино можно что угодно показывать, актеры сыграют так, как это хочется режиссеру. Ну а если бы лопАсти у всех винтов вращались в одну сторону, то это был бы уже не самолет, а какой то волчек. Представляю, как бы крутили пилоты рули и педали.

  5. НП:

    По поводу Любви — Не любви хотел бы добавить:

    Учитывая архитектурно-планировочное решение Чагана, численность школьного населения, максимальную удаленность домов от школы — 10 минут ходьбы, можно считать Чаган Одной школой — Одним двором — Одним домом.
    Школьники встречались друг с другом в школе, во дворе, в домах, в которых проживали, ежедневно, днем и вечером. Знали друг друга. Поэтому, волей — неволей, становились, если не закадычными друзьями, то приятелями, хорошими знакомыми.
    Одна школа, одни учителя, один двор, одно пространство, общение. Все это связывало их. Может быть это обусловило феномен Чаганского братства, подобного которому, похоже, нет.
    Дети росли, формировались в этих условиях. Возможно, и чуство к Чагану формировалось одно, скорее Любовь.
    У Отцов другое. Они прибыли в Чаган взрослыми.
    Все что окружало в Чагане взрослых, уже не могло сильно повлиять на их.
    Возможно, что среди чаганцев найдется новый Тургенев, который напишет новый роман «Отцы и дети», или проведет исследование и напишет об отношенииях Отцов и Детей к Чагану. Было бы интересно почитать.

    НП

Ваш отзыв