main

ТРИ СОСНЫ. Федоров В.Н.

 

Федоров Владимир Николаевич

В сентябре 1961 года я, молодой офицер, с женой Людмилой ехали в купейном вагоне поезда Новосибирск – Алма-Ата в Семипалатинск, к месту моей новой службы. Поезд приближался к конечной станции нашего длительного путешествия, которое началось в Риге. Эта поездка для нас была чем-то вроде свадебного путешествия. Наш супружеский стаж равнялся ровно одному месяцу.

За окном бесконечно тянулась степь. И как мы не вглядывались в окно, кроме телеграфных столбов, перекати-поле и редких домиков не видели ничего. Ни я, ни жена не могли представить, что на многие километры нет деревьев.

Дикий Запад.. (или Восток?:)) Дорога на Семипалатинск. Июль 2011

Поезд неумолимо бежал вперёд. Приближался Семипалатинск, и мы стали готовиться к выходу. В коридоре вагона у окна курил майор с погонами артиллериста.

- Товарищ майор, как мне найти к Семипалатинске военную комендатуру? – обратился я, — в командировочном предписании у меня указан номер в/ч и я не знаю, где она.

Вероятно, майор неплохо ориентировался в местной обстановке и видя, что перед ним стоит авиатор, спросил:

-А какой номер части?

Я назвал.

- Я тоже выхожу сейчас и, если за мной придёт машина, довезу вас до места. Держитесь рядом.

Я поблагодарил его и пошел в свое купе.

- Артиллерист обещал нас довезти до места, — сказал я жене, - собираемся.

За окном навстречу поезду побежали какие-то покосившиеся домики, больше напоминающие лачуги. Поезд въехал в Семипалатинск. Заскрипели тормоза. Мимо окон поплыли станционные постройки. И наш поезд остановился.

Пригород Семипалатинска. Вид из окна поезда. Июнь 1988

Майор-артиллерист пошёл к выходу, и мы двинулись за ним.

- Вы тут посидите, а я поищу машину. Если её не будет, я вам расскажу, как ехать дальше.

Мы с женой сели на чемоданы, а он ушёл. С интересом стали рассматривать всё, что нас окружало на вокзале. Семипалатинск был первым азиатским городом, который мы видели своими глазами. Все воспринималось с живым интересом. Поезд, на котором мы приехали в Семипалатинск, от перрона еще не отошел, и нам было чрезвычайно интересно наблюдать, как он заполнялся пассажирами. Наше внимание привлекли два общих вагона. Посадка в них напоминала штурм Зимнего Дворца. Эти вагоны пыталось заполнить такое количество людей, сколько в нормальных условиях должно было б разместиться во всем этом составе. Напирая и расталкивая, друг друга, все тянулись к заветным вагонным дверям, но мало кто попадал внутрь вагона. Над перроном стоял крик и мат.

Особенно активны были цыгане. Их было много. Вероятно, целый табор. Надвигалась зима, и табор откочевывал к тёплому югу. Самые шустрые из молодых цыган без вещей первыми пролезли в вагон, а затем через открытые окна стали принимать своих соплеменников и их вещи. Цыган было много, очень много.

- Думаю, что остальным пассажирам достались лишь стоячие места, — сказал я жене, про-должая наблюдать за посадкой. – Если, вообще, кто-нибудь в вагон влезет, кроме цыган.

- Ну, молодёжь, повезло нам! — воскликнул неожиданно появившейся наш майор-попутчик, – идите за мной, машина пришла.

Мы с женой подхватили чемоданы, и пошли за майором. Он оглянулся на нас и забрал у моей жены большой баул. Оказавшись на привокзальной площади, мы увидели краюшек Семипалатинска – города, около которого нам предстояло прожить долгие двадцать лет. Площадь была грязная и пыльная. Дома, которые можно было видеть, представляли жалкое зрелище.

Современный вокзал...

Современный вокзал...

Майор подвёл нас к УАЗику. Из него выскочил солдат , чтобы помочь нам уложить нашу дорожную поклажу. Когда все было готово, мы тронулись в путь.

- Товарищ майор, как далеко нам ехать? – спросил я.

- Семьдесят километров.

Привыкнув за свою службу в Прибалтике к хорошим дорогам, я счёл, что и тут дороги не хуже. Прикинул, что через час будем на месте.

А тем временем наша машина ехала по улицам Семипалатинска. Мимо нас пробегали убогие деревянные домики. Листва на редко встречающихся деревьях и кустарниках были покрыты пылью. И, хотя был только сентябрь, деревья стояли почти голые.

И Семипалатинск Достоевского...

Майор с шофёром о чем-то разговаривали между собой. А мы с женой всматривались в меняющийся за окном машины пейзаж и постоянно сравнивали его с природой Латвии, которую мы покинули неделю назад. Стало грустно. Взглянув краем глаза на жену, понял, что и она загрустила.

Машина выехала из города и перед нами открылась, насколько хватало взгляда, степь. В молчании мы проехали достаточно долго.

КРУГОМ ТОЛЬКО СТЕПЬ.

Дорога на Семипалатинск. Страна прямых линий... Июль 2011

-А лес тут какой-то будет? — поинтересовался я у попутчиков.

- Будет. Сейчас на эту горку въедем, и будет, — лукаво переглянувшись с водителем, отве-тил майор.

Прямо по дороге маячил небольшой холм, за которым дальше ничего не было видно. Мы оживились и стали ждать ЛЕС. Меж тем машина въехала на холм, а леса всё не было.

- Так, где лес-то?

- Вон, — ответил майор, показывая рукой вправо.

Я посмотрел туда, но леса не увидел.

- Не вижу.

- Да, вон же, — ещё раз показывая рукой, ответил майор. - Видишь ТРИ СОСНЫ?

….

Так наверно, и выглядел тот "лес"?

 

 

А может, как-то так? Кто теперь скажет...Художник Юдаев-Радчей Юрий

 

**********

Много позднее мы бывали в уникальных ленточных борах, на многие километры раскинувшиеся на другом берегу Иртыша. Но те три сосны так и остались в моей памяти символом МЕЧТЫ О ЛЕСЕ….

***************

 

А леса там таки тоже есть... Дорога на Семипалатинск со стороны Рубцовска. Июль 2011

 

 

Ленточный бор недалеко от Семипалатинска. Июль 2011

Опубликовать в Одноклассники
Понравилась статья? Расскажите друзьям:
Общайтесь со мной:

Отзывов (14)

Отзывов (14) на «ТРИ СОСНЫ. Федоров В.Н.»

  1. Спасибо,тронуло и многое напомнило из нашей жизни!!!

  2. nina:

    Наша семья тоже приехала в Чаган в 1961 году. Отца перевели из Воздвиженки. Владимир, ждём продолжение!

  3. Виктор:

    А я помню только одну сосну посреди степи. Где то посередине между городом и городком. Но мои воспоминания о ней намного позже. Где то с 1966 года. До этого в город ездил только поездом. А первую поездку в 1960 году помню очень плохо. Приехали мы тогда с Белой Церкви, а там жили, считай в лесу. На краю знаменитой Александрии, в Гайке. Александрия, имение графа Браницкого.

  4. Сергей:

    Приехал в городок девятилетним мальчишкой. В теплом эшелоне, который ехал из Узина 11 суток. В дороге подружился с ребятами-попутчиками, играли в игры, читали книжки, играли с моим младшим братиком. Главное, рядом были мама, папа и мы. А в городке главное — школа. Старенький одноэтажный ГДО, одна коробка домов. К нашей радости, рядом стройки, на которых можно было играть в войнушку… Бомбоубежища под каждым домом нашей первой коробки. И теплая квартира — коммуналка поначалу. По сравнению с нашим городком среднеевропейский город России казался провинцией. После богатой природы Украины быстро привыкли к степи, реке, к природе по обеим ее сторонам. В городок нередко забегали тушканчики. Молоко приносили казашки, быстро проговаривая «молоконада?». И еще его можно было покупать у Семена, это в пяти километрах, близ устья Чаганки. И, главное развлечение — река. Иртыш. Острова, рыбалка (бреднем!). Моторки. И с чердака школы можно было еще наблюдать за взрывами на близком ядерном полигоне. Как за элементами местного пейзажа. И гордиться тем, что «вот — взрывают, а нам ничего не делается!» И смеяться над паникерами — «наше» правительство, «наша» коммунистическая партия для нас ничего плохого не придумает.

  5. Сергей:

    Да, первый эшелон. Пришлось ехать эшелоном — экономили на проезде. Многие летчики — они побогаче были, ехали обыкновенными пассажирскими поездами. Это три с половиной дня, или чуть поболее. А мы стояли на каждом полустанке. Не помню, кажется, мебель мы в этом же эшелоне везли. В товарных вагонах, то есть. Там не топили, вся полировка потрескалась. Наверное, тяжело было перезжать с маленькими детьми. Моему брату было два с половиной года. И почему наш эшелон так плохо пропускали тогда? Ну, нам, подросткам, развлечение. Не учились полмесяца, а приехав, попали на зимние каникулы в новой школе. Все каникулы ходили в новый школьный спортзал, смотреть «чарли чаплина», которого крутили каждый вечер. Сидели на полу, сняв обувь — было тепло и чисто при директоре Кораблине.

  6. АВД:

    Все верно, все узнаваемо! Ждем еще! А мы еще здесь, читаем вас, переживаем с вами! (г.Курчатов).

Ваш отзыв

*